Попов Николай Тарасович

Николай Попов родился в семье тружеников-крестьян села Ястребовка Курской области. И хотя в селе  к «малярству» относятся скептично, считая занятием несерьезным, увлечение маленького Коли рисованием родители поощряли и поддерживали. Наверное, мальчик пошел в маму — прекрасную вышивальщицу, а мудрый отец не мешал.

В тяжелые для села 30-е годы семья Поповых переезжает в Донбасс — в Алчевск. После тихой, размеренной  сельской жизни промышленный и шахтерский край поразил мальчишку своими масштабами, напряженными трудовыми буднями. Жила семья  в маленькой комнате деревянного барака, пришлось узнать и голод, и холод, но, по воспоминаниям самого Николая Попова, «жили дружно и весело». Пройдет немало времени, и воспоминания о годах детства, нехитрых развлечениях, соседях по бараку  лягут в основу лирического повествования графической серии «Моє дитинство» (1974).

Закончив семь классов, Николай стал студентом Ворошиловградского художественного училища. Жизнь пошла полуголодная, зато по-студенчески веселая, интересная и беззаботная. Только прервалась она быстро — началась война… Оккупированный город, бомбардировки и облавы, гибель друзей и знакомых, тяжелые походы по окружающим селам за продуктами… След в душе остался навсегда. Двадцать лет спустя пережитое выплеснется на холст в автобиографической серии  «Годы оккупации».

После окончания войны Попов вернулся в художественное училище. Потом всю жизнь с благодарностью он вспоминал своего учителя Александра Фильберта, который ему  «поставил ум, сердце, глаз и руку» и «благословил» быть графиком.

Но по-настоящему Николай стал постигать графику уже в  Киевском художественном институте, в мастерской профессора Александра Пащенко. Здесь под руководством Владимира Костецкого, Василия Касияна, Карпа Трохименко он изучал различные графические техники, рисунок, живопись, но предпочтение отдал литографии (графическая техника, связанная с работой на камне): здесь, как ни в чем другом, можно использовать цвет и тон. «Я по своему складу, как художник, являюсь тоновиком», — говорил Николай Попов и стал одним из немногих в стране художников, возродивших интерес  к этой технике. Помимо литографии, он виртуозно владел техникой офорта, акварели, карандашом. Образцами для Попова всегда были выдающиеся художники Илья Репин, Рембрандт, Кете Кольвиц, Оноре Домье, Михай Мункачи.

Николай Попов стал историком в графике. Свыше 20-ти серий графических работ посвящены историческим событиям: революция, гражданская и Великая Отечественная войны… Вдохновляли его и произведения украинских писателей (серии «За мотивами поезій Т.Г.Шевченка» (1960-е), «Світ людський» (по мотивам призведений украинских писателей-классиков, 1968), «Г.Сковорода» (1974), и путешествия. Впечатления от поездок нашли отражение в сериях «Болгарские мотивы» (1969), «По ГДР» (1974), «Земля Суоми» (1979), «По Индии» (1978).

Но параллельно существовал еще один Николай Попов — яркий и эмоциональный лирик. Пейзажи привлекали его еще в студенческие годы. «Пейзаж — это прежде всего настроение. Природа — что может быть более прекрасным и  волнующим? …Природа нравится всем, она касается тончайших струн человеческих чувств», — говорил Николай Тарасович. Его пейзажи выполнены в различных техниках — пастель, цветная литография, офорт, карандаш. Своеобразной манерой художника, по его собственному признанию, является то, что он никогда не писал этюды с натуры. Он искал всегда  новый мотив, выполнял набросок, «включал» зрительную память, а окончательная работа уже была в мастерской.

Особое место в творчестве мастера занимают многочисленные портреты, книжные иллюстрации, натурные рисунки.

Говорят, для художника высшей степенью признания является признание коллег. Великолепного рисовальщика, мастера тональных, наполненных эмоциями произведений, коллеги еще при жизни называли кратко и емко — «МАСТЕР».

Источник: http://nedelya.net.ua/gazeta/weekend/master-sveta-i-teni/?mode=print